verh

Поиск

Карта сайта

Искажения духовной жизни

290

290
Хоть мы и находимся посреди зимы, вчерашний день был хорошим, солнечным. У нас появилась надежда, что погода и впредь будет мягкой, но вот сегодня снова наступила непогода. И вот мы вновь заперты в доме, забросив все наши дела.

Мы вынуждены занять оборонительную позицию и переждать, пока не пройдет ненастье, которое, как всем нам известно, явление временное. Подобные изменения погодных условий происходят и в нашей духовной жизни. Повороты и искажения являются следствием падения человека. После падения человек, к сожалению, потерял свой подлинный образ и стал подвержен изменениям в худшую сторону. До падения он жил во благодати Святого Духа. Он жил согласно природе, не имел никаких нужд, и как «хозяин над всякой тварью» властвовал над временем, над пространством, не будучи подвержен никакой форме искажения, ибо имел совершенную личность. Однако, захотев стать Богом при помощи диавола, как пишет блаженной памяти Иустин Попович, он не только не стал Богом, но и стал причастен диаволу. И вот теперь он подвержен искажениям, ставшим неотделимой частью его духовного мира, и не властен он ни над чем в своей личности. И не может он знать, что он найдет в ней. Лишь сила разума сохранилась у него, и с ее помощью выдумывает он способы спастись от опасностей, проистекающих от искажений. Это великая мудрость, которая призвана помочь нам, монахам, спастись, ибо жизнь наша есть внимательное изучение совести. Мы учитываем не только результаты поступков, чтобы воздерживаться от них. Мы учитываем и те предлоги, которые их вызывают.

Во времена Благодати Иисус научил нас вырывать корень зла. Во времена Закона Моисеева наказывались поступки и их результаты. Мы же живем во времена Благодати. Мы не ждем того часа, когда зло случится, чтобы остановить его или чтобы попытаться предотвратить его воплощение. Мы, монахи, следим за мыслью с момента ее зарождения, следим за «помыслом-прилогом» в терминологии Отцов Церкви, чтобы выдрать с корнем сами растения, рождающие дурные плоды, ибо и это само по себе есть грех. Чтобы преуспеть в этом, необходимо научиться во всем, до мельчайших подробностей, управлять искажениями. Искажения, как мы уже говорили, подобны погодным условиям. Они не постоянны, но переменчивы во времени. Они не должны никого пугать, не должны менять ход нашей жизни.

Возьмем, к примеру, моряков. Они не меняют свою профессию, когда море превращается в ад, когда на нем шторм. Что же они делают? Просто бросают якорь в бухте и пережидают. А затем продолжают свой путь, не заботясь больше о прошедшем шторме. Так же и мы не имеем страха, если умеем правильно справляться с искажениями. Посредством искажений сатана пытается пробудить в нас страх, преградить нам дорогу. Однако, хорошо зная заранее, что искажения это временные и обманом прокравшиеся в нашу душу явления, мы не будем обращать на них внимания, но, подобно морякам, бросим якорь и будем ждать, когда пройдет шторм и мы сможем продолжить наш путь.

Вы видите и из чтений за трапезой, что Отцы Церкви не придают совершенно никакого значения проблеме мыслей – так называемых «помыслов-прилогов». Особенное внимание этой проблеме уделял великий учитель распознаваний, Преподобный Пимен Великий. Искажения для нас, для тех, кто находится далеко от причин изменений, воистину смешны, ибо не способны ничего нам сделать. Ибо мы находимся в действительной реальности. В какой? В реальности тех, кто слышал зов. Нас призвал Иисус пророческими словами Исайи: «И выйдите из среды их и отделитесь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас, и буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями». И мы услышали этот зов, каждый в своих летах и в своей жизненной ситуации, устроенной Божественной благодатью, и «вышли из среды их». Кого же? Причин, а не людей. Конечно же! Ведь люди – наши братья. Люди не приносят нам вреда. С людьми мы общаемся.  Мы отошли именно от зова мамоны, согласно Иисусу Христу, символизирующей закон противоестественного, закон страстей. Мы отошли от него и больше ничего такого нечистого, составляющего самое тело мамоны, не касаемся… Вопросы злоупотреблений и страстей больше не волнуют нас. И мы не просто отдаляемся на мгновение от причин, но строим себе жилища и шалаши в пустыне, как дикие звери, и ждем там, уповая на милость Божию, уверенные в том, что Тот, Кто нас призвал, сдержит свое обещания. И вот поэтому диавол почти ничего не может от нас добиться, если мы будем хоть чуть-чуть бдительны. Ибо, на языке Святых Отцов, подробно разъясняющих повседневную часть нашей жизни, многообразное зло, способное с нами приключиться, происходит от предлогов и причин. Происходит из мира, где сатана, играя на наших естественных чувствах и законах нашей природы,  порождает многообразные и непристойные соблазны, вводя нас во искушение. Сейчас же, находясь вдали от всего этого, мы лишили сатану его силы. Божья благодать с Крестом Иисусовым лишила диавола силы, ибо «врагу оскудеша орудия в конец». И Иисус говорил нам, что «идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» и «мужайтесь: Я победил мир». Конечно же, Он имел в виду диавола. Однако, не имея возможности поразить нас теперь напрямую из сути вещей, где находятся причины и искушают нас, он пытается посредством искажений возродить прежние воспоминания для того, чтобы нас привести в замешательство, смутить наш покой и умалить нашу сосредоточенность на нашей цели. Какой цели? Забыть о прошлой жизни и утвердиться в будущем. Забыть прошлую жизнь, прошлого человека греха и злоупотреблений и утвердить грядущую новую жизнь. Поступим по примеру нашего Иисуса и Святых Отцов, чьими последователями являемся.

Важной частью монашеской жизни является целомудрие. Поставив перед собою целью идеал чистоты и целомудрия, мы удалились от причин, смущающих нас. Целомудрию сопутствуют смирение и отвержение самого желания, то есть послушание, за которым следуют диакония, скромность, кротость, молчание, молитвенная сосредоточенность и все то, что нам дали Отцы нашей Церкви и чему мы следуем. Эти благодати Христовы каждый из нас в меру своих скромных сил поддерживает в себе, стремясь на деле удалиться от причин. До этой границы доходят человеческие возможности и силы, больше ничего мы не способны сделать. Будут ли вырваны из нас корни зла и на их месте посажены добрые корни, которые начнут приносить в наших душах плоды чистых мыслей и добродетелей – это уже не зависит от нас.  Мы тоскуем по этому, мы жаждем этого, мы уповаем на это, мы верим в это, но мы не властны в этом. Это может быть дано лишь ожидаемой нами Божией благодатию. Это не подвластно нашей воле. Нашей воле подвластно лишь удалиться на деле от всего того, что называется и является грехом. И изо всех наших сил пытаться удержаться в границах добра и добродетели.

Вот это при помощи Христовой мы и делаем по возможностям нашим. До сих пор доходят наши силы. На все остальное мы лишь уповаем по вере нашей и жаждем получить это по благодати. Итак, диавол не может нас поразить, если лишь не замутит воду и не совратит монаха, заставив его начать удаляться от своих устоев. Каковы же эти устои? Это чистота, послушание и смирение. Если монах будет держаться этого незыблемо, то диавол не сможет причинить ему вреда.

Чистоту, прежде всего, он не может испортить, ибо нет для этого причин. Сколь же безумен должен быть монах, чтобы соблазниться и войти в неестественное зло, и изобрести способы найти наслаждение в этих нечистотах и сговорах, которые непристойно и упомянуть. Одним из важнейших искушений, преграждающих путь нам, возжелавшим соблюдать целомудрие во всей его строгости, является противоположный пол. Ибо при наличии этого искушения наша чистота подвергается угрозе. Все, что может склонить нас возжелать этот вид наслаждения, абсолютно чуждо для нас. На настоящего монаха столь сильно действие благодати, что такие мысли не могут вызвать у него ничего, кроме смеха. Если же иной раз Бог допускает, чтобы в нашей душе разразилась эта битва, значит, на то есть своя причина. Либо потому, что мы, забыв наш долг, предались беспечности и нерадению, думая, что сама по себе благодать придёт и пробудит нас, либо потому, что пришел час, когда нам будет дан венец чистоты, окончательная печать целомудрия, и потому должен нас искусить сатана, чтобы доказали мы на деле искренность нашего стремления к чистоте. И в этой битве даст нам Бог и нужную силу. «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести».

Перейдем теперь ко второй обязанности нашей, к послушанию и смирению. Как вы знаете, именно от непослушания произошло падение всех мыслящих существ, как ангелов, так и человека. И когда пришел наш Иисус, чтобы вновь привести в гармонию заблудших, не повелевал, не распоряжался, не предпринимал действий и не выбирал для обратного пути иной двери, кроме как двери послушания. Ибо если бы он прибег к другому пути, могло бы показаться, что он сделал ошибку в творении. Однако Бог все сотворил хорошо. В одном из своих слов Святой Неофит Затворник, разъясняя это «хорошо», говорит: «Да и как же возможно, чтобы Ты, Пресвятой Владыка, сотворил что-либо несовершенное, что не было бы хорошо? Ибо ты есть центр всего доброго. Как можешь Ты – высшая добродетель – ошибиться и содеять что-либо, что не было бы, подобно Тебе, хорошо?».

Следовательно, то, что было сотворено Богом хорошо, не может изменить диавол, человек или любая другая причина. Когда Иисус пришел к нам, Он имел возможность, будучи Хозяином всему, изменить даже и закон творения, ибо «Той рече, и быша, Той повеле, и создашася». Он есть Творец всего. Однако, чтобы доказать совершенство Своего Божественного величия, Он решил вернуть нас на тот путь, на котором произошло падение. И вот по Своей любви Он должен принять нашу природу и подвергнуться такому жестокому унижению, которое непостижимо сознанию разумных существ, чтобы на деле убедить нас в том, что наше возвращение может произойти лишь по пути послушания. Мы, монахи, хранящие капитал евангельского совершенства, во всем следуем примеру Иисуса. И потому после чистоты мы взяли на себя обет послушания и смирения. Если монах живет в послушании и смирении, диавол никогда не может причинить ему зла, независимо от того, касается ли оно искажений, болезней, опасностей, страхов, либо других мыслимых и немыслимых предлогов. Как раз потому, что монах в послушании никогда не воспринимает собственной мысли. И поэтому сатана сам никогда не может появиться и вступить с ним напрямую в беседу, не может он и порождать видения, чтобы обмануть нас. Он все-таки действует, но каким же образом? Коварно, посредством мыслей. Туда, где разум порождает свои собственные мысли и мутит ими процесс мышления, именно туда приходит сатана и смущает нас лукавой мыслью. Разум невежественный и непонимающий видит образ и не разбирает, кто поместил его туда. Он принимает его за свою собственную мысль. Ибо мысль появляется коварно. Сатана не говорит прямо: «поешь, поспи, поленись, укради, солги, посмейся». Ибо если он прямо так скажет, человек его не послушает. Человек по своей доброй природе напрямую к лукавому не идет, иначе как заблудши. И вот приходит он под благовидным предлогом и говорит: «Я плохо себя чувствую, пойду-ка я посплю», бывает и множество других постыдных предлогов. Когда приходят эти мысли, настоящий послушник немедленно думает: «Какая бы мысль не появилась во мне, на всякий случай сообщу-ка я о ней старцу».  Так он не выходит за границы смирения и послушания. Лишь увидит диавол, что послушник делает так, он сразу теряет свою силу. Попробуйте и увидите. Когда настойчиво вновь и вновь к вам приходит изощренная мысль, лишь только скажете: «Пойду к старцу, и что он скажет, то и сделаю», сразу мысль исчезает.

Искажения вызываются разными причинами. Однако, независимо от того, справа или слева они приходят, искушения имеют одну цель – благо, пользу для человека. Господь жизни и смерти, прежде чем допустить, чтобы что-либо произошло с человеком, должен рассудить по Своей Божественной справедливости, которая непременно судит во благо человека. Ибо любовь и промысел Божий, как и все божественные совершенства, суть божественные и совершенные. Бог неизменен, так что ни из одного Его решения не может проистекать зло. Только лишь доброта, лишь любовь, лишь добродетель, лишь сострадание, лишь милость есть Бог. Значит, и Тот, Кто любит, и Тот, Кто наказывает, наказывает согласно своим свойствам, из любви.

Если Господь допускает – и в особенности в человеке, которого столь сильно возлюбил, что «иже убо сына Своего не пощаде» – искажение, искушение, то Он допускает их из любви, для его же пользы.

Источник на новогреческом: Старец Иосиф, Наставления с Афона, Душеполезные Ватопедские наставления т. 8, 3-е издание, Издательство Святого Великого Ватопедского монастыря, Святая Гора 1999.

Источник pemptousia.ru

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного