verh

Поиск

Карта сайта

Книга живых...Иеромонах Игнатий (Порхач), Афон

111ваыуИеромонах Игнатий родился и вырос в Киеве. После школы он пошел работать в слесарную мастерскую, которая тогда находилась на Бессарабском рынке. Тем не менее долго проработать ему не удалось. При первой же возможности он поступил в семинарию Троице-Сергиевой Лавры и уже на втором курсе решил принять монашество. Самым большим отрытием этих лет для о. Игнатия явился старец Кирилл (Павлов), который немногословно своим примером являл евангельский Путь ко Христу.

Поучившись в МДА иеромонах Игнатий понял, что научные занятия не для него. Тогда он сам попросился в скит при Лавре, называемый у монахов попросту — подсобка. Здесь не было столько народу, как в Лавре, и можно было больше времени посвящать молитве.

С 2005 года о. Игнатий подвизался на Афоне в скиту Новая Фиваида, а затем в Келье Катафигио скита Провата. В 2014 году о. Игнатия не стало. Господь его забрал в праздник Сретения Господня.

Всю жизнь о. Игнатий посвятил служению Литургии. Так Бог и забрал его во время, когда совершалась праздничная Литургия Сретения Господня.

В отличии от многих о. Игнатий уловил важнейшее направление Евангелия — нестяжательство. Он старался не иметь денег и забот, связанных с тем, куда эти деньги потратить. Надо сказать, что это ему, одному из немногих, удалось.

Предавшись послушанию в юности, он всю жизнь пытался нести крест смирения и так выполнил завет послушания даже до смерти. На Афоне он жил без документов, что создавало большие неудобства. Несмотря на то, что это причиняло ему большую скорбь, позаботиться о земном все как-то было некогда. То с одной страстью борешься, то с другой, то забота о том, чтобы не потерять молитву, то поиски покаяния. Наконец, оказалось, что земное ему и не понадобилось, а духовные заботы выстроили ему лестницу в небо.

***

Мне удалось найти подробности того, как отошел в иной мир иеромонах Игнатий...

Афонские очерки
Часть первая: На смерть монаха

На первой седмице Великого поста, в начале марта 2014 г., мне довелось побывать на Святой горе Афон.

Весна духовная совпала с весной природы: растения расцветали, птицы бойко щебетали, по дорогам бегали молодые лисицы (алепу) со своими отпрысками (алепопу, алепудица) – весеннее пробуждение природы чувствовалось во всём и создавало радостное ощущение того, что «жизнь жительствует».
И вот, как гром среди ясного неба, неожиданно пришло известие, что 15 февраля умер иеромонах Игнатий. Но кто это? Я знал на Афоне только одного иеромонаха Игнатия, и моё сознание решительно отвергало мысль о том, что он мог умереть. Иеромонаха о. Игнатия (Порхач) я знал много лет, заходил к нему в скит прп. Сергия около Троице-Сергиевой Лавры (на подсобку). Вместе мы с 1998 г. ходили по горам Абхазии и потом встречались на Афоне. Он был скромняга Божий, подлинный монах, в котором нет лукавства (Ин. 1, 47): своё молитвенное правило (три канона с акафистом) он знал наизусть ещё с 1990 г. и всегда старался уединяться и молиться Иисусовой молитвой. В этом году ему было только 50 лет, крепкий мужчина без хронических болезней и вредных привычек. А молодые и крепкие разве умирают? Только старые и больные неизлечимыми болезнями... Однако вскоре открылась горькая правда: умер именно он. Все же, до сих пор не верится: в 21 веке в «цивилизованной» высокотехнологичной Европе умер человек лишь вследствие не оказанной своевременно медицинской помощи.

У о. Игнатия случился заворот кишок, что может произойти с каждым, но у него были и провоцирующие факторы, такие как длительные периоды голодания, грубая твердая растительная пища и малоподвижный образ жизни. По причине произошедшего заворота кишок останавливается кровообращение в стенках кишечника. Если это продлится дольше шести часов, то может произойти некроз кишечника, и, как следствие этого, сильная интоксикация организма, тяжелый перитонит. Прогрессирующая интоксикация и обезвоживание организма уже в течение 8 часов могут привести к летальному исходу. Именно поэтому очень важна своевременная диагностика и немедленная госпитализация. Только срочная операция исцелит болящего, и восставит его хирург, и здрав будет.

Но для о. Игнатия все обстоятельства сложились неблагоприятно. В последние несколько месяцев он по просьбе братии жил на одной из келий в «Проватах», относящейся к Великой Лавре (а до этого много лет подвизался в Скиту «Новая Фиваида» Пантелеимонова монастыря). За несколько дней до смерти он почувствовал себя плохо, но терпел, так как находился вдали от других монастырей и не имел своего транспорта. Лишь когда стало совсем невмоготу, как-то на попутке доехал он до Кареи (административного центра Афона) и обратился к врачу. Тот поставил неверный диагноз (якобы «камни») и соответственно рекомендовал неверное лечение, которое лишь ухудшило состояние больного, да и фактор времени имел критическое значение: в данном случае счет шёл на часы, а были потеряны целые сутки. С врача, какой спрос? Известно, что врачи – это люди, которые выписывают лекарства, о которых мало чего знают, от болезней, о которых они знают ещё меньше, для людей, которых они не знают совсем. Кроме того, в данном случае поставить правильный диагноз можно было лишь с помощью рентгенографии и ультразвукового исследования, а на Афоне необходимого медицинского оборудования не имеется.

На следующий день в обморочном состоянии о. Игнатий добрался в Пантелеимонов монастырь, и уже другой врач предположил, что возможно это заворот кишок и нужна госпитализация. В критическом состоянии, когда медлить с операцией было нельзя, довезли его в больницу г. Полигирос. Это ближайший к Афону город областного значения, к которому формально административно относятся афонские монахи и потому направляются туда на лечение. Но больница в Полигире очень низкого уровня, и серьёзного хирургического вмешательства в ней не делают. Кроме того, у о. Игнатия давно уже истекла греческая виза, и несколько лет он жил в Греции нелегально, благо на Афоне полицейские «закрывают глаза» на таких монахов. Таким образом, исход был заранее предрешен: привезли монаха без визы и медицинской страховки вечером в больницу, в которой не делают серьёзных операций. Как и следовало ожидать, о. Игнатия оперировать там не стали, и на следующий день он умер. В той больнице такой случай уже не первый (и раньше там уже умирали монахи по недосмотру врачей). В Греции финансовый кризис, в больницах каждый бинтик на учёте, и поэтому первый вопрос к любому больному: «Кто платит за лечение?» Глупо было надеяться, что кто-то из персонала больницы вместо того, чтобы идти домой, повезёт больного на своей машине в Салоники и из своего кармана заплатит за операцию в частной клинике.

Похоронили о. Игнатия в Скиту «Новая Фиваида», где он подвизался много лет. «Горький да будет плач и рыдание теплое» (Сир. 39, 17). Все, знавшие его, скорбят о безвременной кончине доброго подвижника и молитвенника. Безмерно жаль, что всё так получилось, но «в память вечную будет праведник» и «честна пред Господом смерть преподобных Его».
(по материалам: http://nama-gr.livejournal.com/2477.html)

Источник

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного