verh

Поиск

Карта сайта

Митрополит Халкидский Николай. Пустынник Тихон

544

544
Публикуем  новые материалы о Тихоне (Голенкове), собранные для второго издания книги "Старец Тихон".

Это самое первое описание встречи со старцем Тихоном и его послушником прп. Паисием, изданное еще в ноябре 1972 года митр. Халкидским Николаем под псевдонимом «Поклонника Святой Горы». Эта книга, ставшая библиографической редкостью, незаслуженно забыта. Живой и полновесный святоотеческий язык покойного митрополита, тонкие богословские замечания, необыкновенно красочное и реалистичное описание встречи с о. Тихоном, колоритная передача атмосферы вокруг старца, не претерпевшие редактуру высказывания прп. Паисия Святогорца, - заставило нас перевести книгу с греческого языка (с незначительными сокращениями) специально для второго издания. (Иером. Серафим)


В пустыне Капсала

Пустыня Капсала расположена на восточной части Святой Горы Афон в лесистой местности. А само слово Капсала указывает на обширный пожар, который некогда истребил большую часть леса в этом районе. Впрочем, в настоящее время вся Капсала снова заросла непроходимым лесом. Здесь граничат два монастыря: Ставроникита и Иверон, а с третьей стороны - территория Кариеса, столицы этого благословенного места. Эгейское море окружает Капсалу с Востока, указывая безбрежность Божественной Любви. А с Юга возвышается грандиозный пик Афона, приводя на ум слова прп. Максима: «Нерассеянная молитва возносит ум горе…». В этом удивительном месте, недалеко от дороги, идущей из монастыря Ставроникита в Кариес, подвизался и преставился ко Господу папа-Тихон.   

 Как только наш провожатый миновал два небольших холма, мы оказались у маленького домика, чуть возвышающегося над землей. Мы миновали ограду и последовали чуть заметной тропой к дому. С большой радостью нас встретил послушник старца Тихона Русского - отец Паисий. Тут же вспомнились слова Антония Великого: «Разделите одежды мои: епископу Афанасию отдайте одну милоть и подостланную подо мною одежду – она им мне дана новая и у меня обветшала, а епископу Серапиону отдайте другую милоть, власяницу возьмите себе. Прощайте, чада, Антоний преселяется, и не будет его более с вами!».     Здесь царствовала великая нищета!

Отец Тихон жил без серебра и золота, как и его предшественники, которые понятия не имели о драгоценностях. Как «птица небесная» он устремился к «почести вышнего звания». Его богатство составляли: несколько досок, образующих ему кровать, табурет, покрывала на две скамейки и кухонные принадлежности, состоящие из консервных банок. Его подрясник был как бы состоящим из заплаток, а скуфья совершенно протертой.     Да и как он мог иметь вещи и деньги, когда, по его словам, «Это было строго запрещено Божественными Отцами и прп. Василием Великим» и противно уставу прп. Афанасия  Афонского. Так что обиталище папы-Тихона представляло собой самое настоящее птичье гнездо в чаще леса. Раскаленное полуденное солнце, падающее на цинк кровли, изменяло вид кельи. Вся келья раскалялась и излучала тепло, как горело и излучало нищее и смиренное сердце старца Тихона, заключающее в себе Христа.                                        

Наклонившись мы вошли в малюсенькую дверку. Тесный коридорчик около трех метров длинной провел нас в церковку Честного Креста, в которой этот святой старец беседовал с ангелами…
 
  

Священник Бога Вышняго

Послушник старца Тихона Паисий нам поведал следующее: Когда папа-Тихон   служил, он не хотел, чтобы кто-то еще присутствовал в храме. И много раз он просил своего послушника петь в коридорчике, за дверью. Божественная Литургия, которую совершал старец была настоящим открытием Небес. Старец подобно ап. Павлу был восхищаем горе и, подобно прп. Спиридону, встречаем ангелами Божиим.      В то время, когда приближалась святая Анафора и старец начинал читать молитву: «Вместе с сими блаженными силами, Владыко Человеколюбие и мы воплем и глаголом: Свят, Свят, Свят…», к старцу спускались ангелы и архангелы, он видел херувимов и серафимов. «Откровения будущего века» «полные славы» начинались уже здесь внизу, на земле. И мы это видели.

Старец Тихон, как говорил свт. Григорий Палама, «соединялся с Небесными Силами в непрестанном воспевании Творца».    В этой небесной атмосфере могло пройти несколько часов, пока старец Тихон не приходил в себя и мог продолжать чинопоследование. Он обнаруживал перед собой престол, горящие свечи, святой антиминс, разложенный для Литургии, вспоминал что происходит на земле и заканчивал чинопоследование Божественной службы.    

Тихон Русский говорил: «Во время Литургии вот здесь служит архангел, в этом месте находится серафим, а вон там молится ангел-хранитель». Паисий восклицал: «По-по-по! Папа-Тихон служит! Ему не до ученика, быстро-быстро бы закончить Херувимскую, и ум возносится к Святой Троице!»Об этом писал прп. Симеон Новый Богослов: «Служащий опьянен Божественной Любовью и переносится в другой мир. Более того, можно сказать, его возносит Сам Владыка Христос и изъясняет ему «глаголы будущего века», и открывает ему прочие таинства и в свет выводит его великий».  

 Как велика нужда для современных клириков получить такой небесный урок. Безусловно! Здесь мы имеем некий прототип того, как клирик должен служить. Так папа-Тихон жил Божественной Литургией. Он настолько возлюбил богослужение, что заветной его мечтой было совершать Литургию и в Раю! Так он сам часто говаривал: «Если Господь меня помилует, то я буду служить и в Раю…». В конце своей жизни о. Тихон получил удостоверение от Господа, так что его мечта изменилась в полную уверенность. Он открывал Паисию: «Послушниче мой, да помилует тебя Бог, скоро я буду служить Литургию в Небесах, а ты - молиться здесь, на земле». И с сердцем, исполненным детской простотой, живущим в вечности, он рассказывал: «Вот здесь во время Литургии стоит Господь Иисус Христос, вторым - свт. Григорий Богослов, третьим - свт. Иоанн Златоуст, а четвертым - я, грешный».   

 В конце концов послушник Паисий умолил старца, чтобы ему тоже жить вместе с ним в нищей келье Честного Креста. Тихон завещал ему служить в его храме и обещал: «Я буду приходить раз в год, чтобы служить для тебя. А ты за послушание теперь не оставляй эту келью». Несомненно, папа-Тихон был человек, я бы выразился, «святой из святых». Вся его жизнь была единым воспевание Бога: «Пою Богу моему дондеже есмь». Он всегда бодрствовал и почти не спал. Когда бы кто не постучал в дверь его кельи в любое время суток, без задержки слышался ответ: «Молитвами Святых Отец наших…». А если он засыпал, то не терял молитвы. Спал как заяц - говорят в народе.     «Полностью погруженный в молитву» - это лучше всего выражает естественное состояние души о. Тихона. А когда тело его отдыхало, то «сердце бдело».

Так что враг рода человеческого никогда не мог найти возможность приступить к старцу. Старец совершал молитву не только по четкам, которые были огромными (эти четки сегодня висят на кресте), но сердце его молилось непрестанно.     Даже сама улыбка о. Тихона была молитвенной, песнью служения! Старец имел шикарную белую бороду, подобно водопаду ниспадающую на грудь. Когда ему говорили:

- Отче, какая красивая у тебя борода!

Он отвечал с обезоруживающей улыбкой:

- Это Бог дал. Я ни при чем.  

 Наиболее частым и важным исповеданием веры старца было именно славословие Господа: «Слава тебе, Боже! Слава тебе, Боже! Слава тебе, Боже!». Он восклицал это непрестанно зычным голосом. Старец потщился благодарить Бога не только за хорошее, но и за все плохое «Слава тебе, Боже!» - восклицал о. Тихон подобно Иоанну Златоусту. По-По-По, действительно, он был одним из  великих святых!

Источник isihazm.ru

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного