verh

Поиск

Карта сайта

Монах Моисей Святогорец. Неизвестный Христос

444пр

444пр
Монах Моисей Святогорец предлагает нам рождественское размышление. Монах Моисей - виднейший богослов Эллады. Как здвезда он просиял на словесном небосводе Греции. 

Христос пришел в мир как Искупитель и Спаситель. Сегодня, две тысячи лет после Его прихода, Он остается практически неизвестным в мире, поддельным, реформированным, измененным, фальшивым благодаря некоторым или многим людям, которые находятся рядом с нами. Бог — не тиран, не начальник, не жестокий, не страшный, не является недоступным, непримиримым и неизвестным христианской религии, разным конфессиям и многочисленным сектам. Он не блаженно отдыхающий на седьмом небе, не далекий, не трудный, не безразличный, не чужой. Христос не бог гуманизма, рационализма, схоластики, западной философии.

Он — Бог любви. Он верховный и первый Основатель любви к врагам, чужим, рабам, одиноким, заключенным, бедным, бездомным, нагим, голодным. Он первый Основатель любви к больным, престарелым, безработным, малоценным, разным, — всем людям. Он благовестил — не просто на словах — единство всем и миру, превосходящее ум каждого человека. Он воплощает великое жертвенное самоприношение. Он принимает человека безусловно, полностью, свободно, представляет его боголюбимым и хочет, чтобы он стал святым. Он дает ему смысл и священную цель — божественную жизнь (то есть обожение). Призывает всех через самопознание и братопознание к богопознанию и богопринятию. Он совсем не любит мнимое смирение, лицемерие, самодостаточность, благочестивую маску и лжесвятость. Он особенно любит чистое смирение, невинность, естественность, чистоту, аутентичность и достоверность. Он постоянно увещевает изобличать, критиковать, укорять себя. Он призывает к постоянному размышлению, к молитве, к покаянию, к умилению, к благоговению и постоянной памяти о смерти. Он хочет нашей приверженности и преданности, всей нашей любви, чтобы наше сердце было пустым от любви к чуждым вещам, и чтобы мы имели добрые, чистые, прямые и неподозрительные помыслы. Он не хочет быть случайными и периферийным богом нужды, а Богом нашего бытия, средоточием нашей жизни, — Тем, Кто везде находится и все исполняет, Сокровищем благ и Подателем жизни. Ему никогда не нравились склонность к самооправданию, властолюбию, славолюбию, плотолюбию, корыстолюбию, нечеловеколюбию, небратолюбию и нечадолюбию. А еще Ему никогда не нравились ни лукавые, ни утилитарные, ни индивидуалистические, ни эгоистические условности, с притуплением совести, что человек ничего не может сделать с существующим злом. Он произнес строгие слова о создающих и ищущих скандалов, о легко раздражающихся людях, о лицемерах, моралистах, почитающих Бога единственно в бесплодных внешних формах. Он Бог, Который нежно целует и искренно обнимает врагов, Который ест вместе с грешными мытарями и разговаривает с блудницами. Несмотря на то, что является Учителем, Он наклоняется и омывает ноги Своим ученикам, говорит не столько о вчерашнем дне, сколько о завтрашнем, не позволяет, чтобы доставали нож из ножен для отмщения и надеется на покаяние блудницы. Он никогда не делает разницы между людьми. Говорит одинаково о грабителях, о несправедливо обвиненных, о богатых, о сребролюбивых, о скупых, об алчных и о немилосердных людях. Также и о бедных, которые ропщут и имеют огромное желание богатства. Он хочет, чтобы люди были совершенно свободными. Решительно порицает людей, которые злоупотребляют властью. Уважает уникальность и сакральность неповторимости человеческой личности и не обращается к безличной массе. Предпочитает проживание отвлеченным идеям, опыт теоретическим знаниям, живой пример молчания всяким высокопарным и красивым словам.

Вифлеемские пастухи были простыми, небогатыми и нестяжательными людьми, ночью они стерегли свое стадо и первые узнали о Его Воплощении. Волхвы с Востока, которые действительно были опытными мудрецами и были изумлены знамениями неба и величием Бога, стали первыми истинными Его поклонниками. Простодушные, скромные и презренные иудейские женщины стали первыми свидетелями Его трехдневного Воскресения. Известная своей бурной жизнью самарянка становится первой потрясенной и тронутой слушательницей, не столько тайнами своей личной жизни, сколько тайнами Бога. Этой самарянкой была равноапостольная мученица Фотина.

Христос продолжает обличать книжников и фарисеев, Он осуждает их, разоблачает. Отказывает им в их желании, чтобы Иисус был таким, каким они хотят Его видеть: чтобы Он не исцелял в субботу, чтобы вообще не исцелял, чтобы был человеком, злоупотребляющим властью, чтобы был истребителем врагов, ценил фарисеев, а не укорял, чтобы Он был ответственным, а они безответственными людьми, которые ищут только знамения без усердной личной борьбы, без поиска и самопожертвования, без веры в то, что для достижения святости нужно потрудиться, и она не является данностью...

Христос искажен — особенно на Западе, но и не только там — в улыбчивом начальнике на кассе Фонда для бедных или в злом обществе. О Принесении Себя в жертву Господь говорит как о бескровной, таинственной, духовной и живой Жертве ради жизни мира, но не такого мира, который определяется финансовым, социальным и психологическим благополучием. Всемогущий стал немощным, согласно словам св. Ефрема Сирина. Тайну Богочеловека Иисуса можно ощутить только в богослужении и в пламенной молитве. Он стал таким, как мы, чтобы спасти нас, исцелить нас, подружить нас с Богом. Богатый стал бедным, чтобы обогатить нас Своей бедностью, как прекрасно пишет великий Павел к Коринфянам. Он стал человеком для того, чтобы мы стали богами, подчеркивает св. Афанасий Александрийский.

Несмотря на то, что вероисповедание человека теперь не фиксируется в документе, удостоверяющем личность[1], а теперь хотят исключить и вероучение из школьной программы. Остается только вера во Христа. Одна вера, но относительная и часто неопределенная, абстрактная, выбранная с корыстной целью в случае необходимости.

«Нам многого не нужно! Мы же не богословы», — такие слова можно услышать от людей, которые участвовали в сборе подписей о сохранении фиксации вероисповедания в греческих документах, удостоверяющих личность, и от людей, которые завтра будут собирать подписи о сохранении вероучения в школах. Многие специалисты, такие как учителя, врачи, считают христианство полезным, безопасным, помогающим удовлетворять материальные и духовные потребности человека. Другие, вспоминая свою строгую мать или бабушку, когда вырастут, отвергнут Христа как ненужного, отягчающего и скучного, или сохранят память о Нем ради своего «здоровья», или будут вспоминать во время праздников Рождества Христова и Пасхи. (Естественно, некоторым строгая мать или верующая хорошая бабушка могли, наоборот, помочь вернуться ко Христу). Теперь начнут снимать иконы с изображением Христа со стен в школах, судах и больницах как ненужные в свободном, веротерпимом, нерелигиозном, атеистическом обществе, — обществе без Христа. (Разумеется, наихудшим является удаление образа Христа из сердца, это начало нового большого иконоборчества).

Большое количество хороших христиан выбирают определенные, удобные для себя отрывки из Евангелия и исключительно по-своему их толкуют, в соответствии со своей личной потребностью, выгодой, со своим мнением и своей эпохой. Искатели пользы — лжеучители, это не только известные еретики, которые узурпировали Божью истину, запятнали образ Его Божественного Лица и опасно Его затуманили. Христос стал раздражителем в обществе потребления. Это становится очевидно, когда начинают говорить об аскезе, воздержании, благодаянии и смирении. За искажение образа Христа несут ответственность многое люди, но и мы несем за это ответственность. Христос говорит о любви, свободе и смирении. Мир постоянно поступает деспотично, алчно, надменно, корыстно и без внутреннего спокойствия. Христос принимает как христиан Своих настоящих учеников, Его детьми являются те, кто действительно может любить. Любовь является главной особенностью, эмблемой, знаком верующих, лучшим свидетельством их идентичности[2]. Христос мешает людям, поэтому они находят предлоги ограничить Его, изолировать, использовать в исключительных случаях, не желают, чтобы Он был Главой их жизни. Безвкусная жизнь христиан является «наилучшей» проповедью перед безразличными людьми. Когда и христиане усиленно борются за лучшее место под солнцем, за почести, славу, богатство, власть и признание, они не подают пример духовного возрастания, единства и зрелости Христа.

Подмененный Христос, понятый в соответствии с нашими представлениями о Нем, а не Тот, Кто действительно является Прообразом нашей собственной природы, подменяет и жизнь. Мы думаем, что Христос таков, каким мы его себе вообразили, и в случае чего Он может разозлиться, разгневаться, отвернуться от нас и наказать нас. Поэтому мы по-разному пытаемся подкупить, умилостивить Его. Понимаете ли вы масштаб ошибки? Какая ужасная подмена, что наши отношения с Богом сводятся к дешевой сделке! А иногда такому пониманию способствуют ошибочные традиции и богословски неверные проповеди.

Евангелие, вольно или невольно искажено, неправильно интерпретировано и объяснено многими, — эти люди создали такой образ Христа, Который не отражает реального Богочеловека. Реальный Христос — непостижимый. Евреи ждали Его как правителя, мессию и разрушителя. Он показал себя иным, не соответствовавшим их представлениям о Нем, поэтому Его отправили на Голгофу.

«Как поклоняться бессильному, распятому, побежденному, умершему?» — некоторые задаются таким вопросом.

И до сего дня Христос является «соблазном и безумием». Он нас удивляет, ужасает, потрясает. Мы можем сказать, что Его молчание, отсутствие, бездействие, бессилие вселяет в нас ужас, но мы не видим, что Его молчание является говорящим, что Его кажущееся отсутствие является динамичным присутствием, Его бездействие является самым большим самопожертвованием, а Его бессилие является силой Победителя.

Еще во время Своей жизни на земле Христос был неправильно понят. Его называли едящим и пьющим, одержимым демоном, особенно книжники и фарисеи, и вообще правящий класс, власть. Простые люди были увлечены Учителем, Который первым воплощал в жизнь то, чему учил. Его учение сопровождалось чудесами, и Учитель впервые не говорил начальническим, авторитарным тоном, но спокойно беседовал со всеми. Вышеуказанные господа не позволяли себе так общаться с людьми. Они считали особенно предосудительным беседовать с мытарями и блудницами. Отзывчивость, доступность, терпеливость нового Учителя очень их раздражала и поспешным судом, который был организован с привлечением лжесвидетелей, был приведен к Кресту Господь. Христоненавистники, как они думали, избавились от своего раздражителя, Того, Кто подрывал их авторитет, ставил под сомнение их власть, осуждал высокомерие, наглость, уловки, угрожал их земному благоденствию. Они не могли стерпеть, чтобы кто-то осуждал их лицемерие и смело обличал их жажду власти. Они осудили, обвинили и умертвили своего Разоблачителя и продолжили спокойно жить своей беспокойной жизнью.

Христос категорично говорит, что нельзя изменить людей, если сначала не изменишь себя. «Очисться сам, а затем очищай»,– говорит св. Григорий Богослов. Как красиво говорит св. Серафим Саровский: «Найди мир в своем сердце и тысячи людей будут спасены!» Св. Исаак Сирин говорит: «Помирись с собой, и небо и земля помирятся!» Речь не идет о психологическом росте или философских идеях, направленных на самопознание и самоочищение, а о богоугодном образе и жизни в неразрывных отношениях с живым Христом, в Его освобождающей Истине и Его спасительной Любви.

Если кажется, что Христос незнакомый, далекий, скрытый, то не нужно этого бояться. Это не значит, что Его нет, что Он не чувствует, не знает, не видит и не слышит. Проживание Его отсутствия является отправной точкой для ощущения Его присутствия. Подумайте об отсутствующем Христе, Который везде присутствует и все наполняет[3].

Мы призваны, как реставраторы, очистить помраченный образ Христа и приоткрыть для себя Изначальную красоту, прелесть и сладость Его Божественного Лица. Богочеловеческое, отцовское, братское, дружеское лицо, которое вдохновляет к бесконечному уважению, но и к впечатляющей близости, к большому благоговению и одновременно к большому доверию к Нему. От епископского трона, иконостаса, купола и проскнитарии[4] необходимо ввести Христа на престол нашего сердца, а также для искреннего разговора на любую тему, о признании нашего поражения. Все мы хотим присвоить, оправдываться, заблуждаться, погрязать в самолюбии, откладывать и не искать от Него вдохновения для сильного покаяния и исцеления своей бессмертной души. Это безусловное, необходимое дело, и не может быть спонтанным, оно должно идти от всего сердца и всей души. Тем не менее, Христос остается невостребованным, написанным на стене или на иконе, затемненным, и человек — с затемненным образом на своем лице. Только личный чистый и живой Христос, Который рождается и открывается, воскресший после распятия на Кресте в аутентичном церковном опыте, может воскресить, просветить, вдохновить, руководить и утешить современного человека. Христос, скрытый слоем поцелуев доминирующей идеологии на протяжении многих веков, не утешит и не спасет, а опасно будет мучить людей, как это произошло с большей частью бессердечного Запада, который думал, что Он умер (Ницше, Сартр).

Встреча и единение человека с истинным Богом представляет полное его оправдание и заполнение его существования. В противном случае «несинхронизация» человека с Христом ведет к Его искажению, обесцениванию и предрассудкам. Бесстрастный Христос пострадал ради спасения от страстей. Он умер за живых мертвецов. Боль Христа рождена не тем, что они непостоянно следовали за Ним и кричали: «Ура!», а тем, что не поинтересовались о Его присутствии, не захотели познать Его, выслушать Его, разговаривать с Ним, если даже они имеют противоположное мнение. Христос не хочет иметь немых, несвободных и невежественных учеников, а искренних друзей-собеседников. Спустя две тысячи лет, наверное, до усталости истинный Христос остается искаженным и неизвестным, и сегодня человек не ищет Его должным образом. Поиски Христа — перепутаны, искажены и смущены суевериями, магизмом, неправильными народными верованиями, пренебрежительным отношением, фанатичными идеями-фикс и эмоциональным легкомыслием. «Мы считаем, что главное препятствие для существенных отношений человека с Богом,–говорит св. Григорий Палама, — это внушаемые демонами страсти и отсутствие полного доверия, преданности, посвящения, что, естественно, приводит к ряду холодных кривотолков. В конце, печально констатируем, что мы живем, как будто Христос не пришел, если наша жизнь не преобразилась, как будто Его проповедь провалилась, как будто были напрасными борьба, жертвы, мучения, подвиги апостолов, мучеников, преподобных. Как будто, мы живем, в дохристианской, а не в постхристианской эпохе».

Богоносные отцы нашей Святой Православной Церкви систематически, последовательно и точно говорят о том, кто такой Христос, и об огромном значении и высшей ценности Его богочеловеческой личности, смысле Его учения, сами проживают Его слова, толкуют Его притчи, углубляясь в чудеса, анализируют Его путь. Сегодня мы непразднично празднуем цикл установленных Господних праздников без особой радости в душе. Наш интерес исчерпывается покупками, украшением, уборкой дома, хождением в гости и обмениванием подарками. И мы, как иудеи, ожидаем социального революционера Христа и обновителя, идеолога реформатора, который родился в бедной обстановке и умер за свои идеи. Этот модифицированный образ Христа продолжает доминировать. (Не говоря уже о вере в удачу, талисманы и другие суеверные вещи). Мы празднуем Рождество Христово, а отсутствует Тот, в честь Кого празднуем, — Христос. Абсолютный характер догмата о Воплощении Сына и Слова Божия является умонепостижимым и тайной, в соответствии с возвышенной и священной гимнологией, которая покрыта молчанием. Но эта истина нашей веры является основой для нашего спасения, что Бог стал человеком, чтобы человек стал богом, согласно словам св. Григория Богослова; это не какая-то хорошая идея, простая историческая память или беспринципный сентиментализм (с замороженным Христом в яслях с животными), который проживает в роскоши и на праздничных ужинах с танцами, пышных трапезах и в ночных клубах. Христос сегодня используется как средство для оправдания балагана и как полезная идеология...

Я вернусь к тому, о чем ранее говорил, — к поучению о Христовом молчании. Когда Христос спросил Своих учеников, как будто Всеведущий не знает: «Что говорят обо мне, за Кого считают Меня люди, верят ли они, что я Бог, в какого Бога они верят?» Известный сердечный ответ спонтанного Петра: «…что Он Христос, Сын Бога живого». «Затем Христос , — говорит св. Матфей, — увещал их, никому не говорить на данный момент, что Он есть Христос» . Это Он сказал и на Фаворе во время Его страшного Преображения: не говорите никому о видении, а расскажете об этом после Моего Воскресения. Также и перед Пилатом евангелисты Иоанн и Матфей говорят, что в данном случае Христос говорит Своим сладкозвучным молчанием. «Молчание — это тайна слова будущего века», — говорит св. Исаак Сирин. Молчание вместо многословия, тишина вместо проповеди, священное безмолвие вместо шумной активности. (Существует и активность без активного движения). Патетик — это плод, который созрел в аскетической пустынной земле, у течения слез и горячей молитвы, в климате и тихой атмосфере постоянного и несмущенного молчания. (Как я рад молчаливым старичкам на Афоне в стасидии, в келье, в огороде, на горе).

Должны ли мы сегодня молчать? Когда будем спровоцированы, сможем ли мы исповедовать нашу веру? Будем ли мы слабыми и трусливыми дезертирами, если не будем смело заявлять перед всеми о нашей православной вере? Необходима рассудительность и в молчании, и в слове. Молчание не должно быть испуганным, лицемерным, эгоистичным, ироничным, осмеивающим, безразличным. Слово не должно быть гордым, болтливым. Оно не должно быть заглушающим, неучтивым, нечеловеколюбивым, неумелым, неискусным, лишенным мира. Нет, мы станем адвокатами и защитниками Христа. Как и раньше, когда мы говорили: «Нет, не мы спасем Христа, и не мы исправим Его Церковь. Только Христос спасет нас, и только Его Церковь исцелит нас через освящающую благодать в Ее Таинствах». Сейчас 2002 год после Рождества Христова. Но с Христом ли мы? Мы христиане с истинным Христом или с идеализированным Христом нашей фантазии, самоугодничества и меры? Этот вопрос неотложный, очень личный, значительный и важный. Мы призваны к искреннему, ясному, честному, правильному и сердечному ответу. В противном случае время будет проходить приятно, монотонно, рутинно, одиноко, и мы будем христианами без Христа, словно говорим о человеке без сердца, о дереве без корней, о столе без ножек...

Когда мы не понимаем Христово молчание, то не понимаем, что и мы должны часто молчать и слушать, молиться и читать. И мы словно бы лишены мудрости, думаем, что у нас всегда есть свое мнение по любым научным вопросам, и мы хотим, чтобы Церковь была болтливой, а его представители были громогласными, угрожающими и что каждого следует ставить на свое место. Однако таким образом мы создаем, скорее всего, обремененную и «зараженную риторикой, красивыми и лишними словами Церковь», как хорошо сказано (Мариос Бегзос). В молчании Христа, в молчании Церкви, в молчании пустыни рождаются великие дела, подвиги и существенные слова, которые утешают и умиротворяют сердца, уставшие от празднословия и многословия современной эпохи людей.

Преп. Ефрем Сирин с обычной своей нежностью говорит: «Смилостивимся над собой, вразумим себя и поймем, что наше имя отождествляется с Христом; Он — Христос, и мы называемся христианами. Стоит скоропостижно найти этого живого, искреннего, личного Христа, а не исторического, религиозного, идеологического Христа, и приютить Его в нашем сердце. Не продолжать быть одиноким, не имея куда Свою голову преклонить в негостеприимной земле. Он стучит в дверь сердца вежливо и многократно, чтобы найти место для покоя. Бог славы ищет сердце сокрушенно е и смиреное, чтобы прийти к человеку на вечерю и полностью возродить его. Будучи пустым и одиноким со стороны от посещения небесного Жениха, человеческое сердце чувствует Его как далекого, недоступного, чужого и незнакомого. Он никогда не обрадует сердце человека, если человек не постигнет эту потрясающую встречу. Сердце создано для этого единения, и необходимо искать его беспокойно и настоятельно. Оно горит для встречи, как невеста от удивительной Песни песней. Оно мечтает о неизменившемся, несовременном, не модернизированном, несекуляризованном Христе, Который «вчера и сегодня и во веки Тот же».[5] Христос в Св. Православной Церкви, Св. Тайнах, Св. Евхаристии, св. Апостолах, мучениках, преподобных, праведных, тех, кто живет в воздержании».

Махатма Ганди говорит: «Я люблю Христа, но христиан не люблю, потому что они не похожи на Христа». Эта великая истина должна заставить нас серьезно задуматься. Считаю, что проблема конкретизируется более всего у современных христиан, которым необходима повторная евангелизация, и которые, как мы уже говорили в начале, исказили Его Пречистое Лицо своим вмешательством, будь то консервативным, а точнее — внешне традиционалистским, или модернистским. Мы считаем, что наибольшей проблемой являются фальшивые христиане, и даже хуже того — фальшивые клирики, фальшивые проповеди, лишенные смысла, больные акты благотворительности, лишенные любви и совершенные только для показухи, каковы многие достижения Запада, совершаемые будто бы во имя Христа.

Великая истина, произнесенная Ф.М. Достоевским: «Если кто-то мне доказал бы, что Христос вне истины, и истина действительно окажется вне Христа, я все же предпочел бы остаться с Христом, нежели с истиной». Благо тому, кто оставляет истину ради Христа, потому что Он является Истиной, Источником Истины, которая должна нас потрясти, чтобы мы могли осознать нашу реальность, построить отношения с Христом, познать Истину Христа, — Христа без маски, которую Ему навязали мы, блуждающие, заблудшие и носящие маску христиан, на Кресте воскресшего Христа, единственного Сильного, чтобы искупить нас и спасти через покаяние.

[1] Документ гражданина Греции — справка русского переводчика.  

[2] Ταυτότητα — с греч. идентичность, а также документ, удостоверяющий личность человека — справка болгарского переводчика.

[3] Источник: sveticarboris.net

[4] Проскинитарий — с греч. икона, которую ставят вне иконостаса и название которой соответствует определённому празднику.

[5] Евр. 13:8.

Перевод с болгарского — магистр богословия Виталий Чеботар
bogoslov.ru

Источник isihazm.ru

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного