verh

Поиск

Карта сайта

Русский Афон. Путь в десять веков

9858От расположившейся в центре Македонии материковой части Халкидик в Эгейское море Творец бросил три полуострова-«пальца».

Западная Кассандра — скопление молодежных курортов, пристанище любящих вольный морской ветер серферов. Центральная Ситония, еще несколько десятков лет назад сплошь покрытая рыбацкими деревушками, теперь превратилась в облюбованное немецкими, сербскими и русскими отпускниками место для спокойного семейного отдыха. Восточный Афон, отделенный от Ситонии заливом Святой горы, — удел Пресвятой Богородицы, единственное в мире монашеское государство и один из центров мирового Православия. Перед празднованием тысячелетнего присутствия русских на этой земле корреспондент «Журнала Московской Патриархии» совершил краткое паломничество в Пантелеимонов монастырь, которое, впрочем, едва не затянулось.

Путешествие на «палец», или Граница на борту

Пятибалльные волны мерно атакуют пристань болгарского монастыря Зограф. Нам надо на северо-запад, а единственная проезжая дорога туда пролегает прямо по усыпанному галькой бечевнику — узкой полосе меж берегом и крепостной стеной старой приморской обители. Впрочем, где тут берег, угадывается с трудом: шторм вместе с приливом сделали свое мокрое дело, и море плещется прямо у фасада здания. Присвистнув, молодой водитель Костас останавливает джип метров за 20 до перешейка и, почесывая затылок, идет убирать самые большие камни, принесенные штормом.

Критически взглянув на дорожный просвет (как будто он мог узреть там нечто новое!), Костас на ломаном английском объясняет пассажирам: «Сейчас нам надо попытаться проскочить между волнами. Когда большая вода схлынет, командуйте мне и молитесь!» При этом он умудряется одновременно включить передачу, поддать немного газу и перекрестить руль. «Жми!» — несется с пассажирских сидений на нескольких языках, и спрятанные под капотом сотни лошадиных сил несут наш «Хайлюкс» вперед, на залитый участок гальки и песка.

Волна бьет в левый борт. Машина выкатывается на сухое место и плавно тормозит у молла. Довольный Костас берет телефон и идет фотографироваться на фоне шторма. С противоположной стороны, от границы, подкатывают два микроавтобуса «Мерседес» с русскоязычными паломниками. Поцокав языками, их водители отказываются повторять аттракцион «по морю аки посуху» и паркуются в ожидании лучшей погоды.

Да, добраться до Афона было легче, чем покинуть его.

Святая гора начинается с Уранополиса. Маленький городок на перешейке восточного «пальца» служит перевалочной базой для паломников и одновременно пограничным и таможенным пунктом. Единственный морской паром «Васас», которым проще и быстрее всего добираться до расположенных по западному побережью обителей, отправляется отсюда ежедневно без двадцати десять утра. Поэтому в Уранополисе путникам, как правило, нужен ночлег. Весь населенный пункт живет за счет гостиниц, морского транспорта и бесчисленных иконных лавок на центральной улице. И ничего страшного, если расчет визитера на полупустые (вне сезонного пика) отели не оправдался. Партнером добродушного усатого грека-отельера оказывается русскоговорящая барышня Каролина. Всплеснув руками («что же вы не забронировали заранее!»), она тут же связывается с подругой, и пять минут спустя та доставляет постояльца в свою «Панораму Спа», расположенную чуть на отшибе и потому действительно готовую предоставить свободные комнаты.

Как и всякое карликовое государство, Святая гора ревностно блюдет свои границы. Нашим читателям, разумеется, известно, что представительницам слабого пола вход сюда заказан. Мужчинам же стоит заранее побеспокоиться об особой визе — диамонитирионе, без которого не пустят ни на борт парома, ни в обитель — конечную точку следования. Запрос на нее принимают в паломнической службе любого из 20 афонских монастырей. Саму же бумагу можно получить начиная с полвосьмого утра в офисе «Графейо», расположенном тут же на набережной и очень напоминающем визовые центры компактном учреждении, где клерки в мгновение ока находят нужный файл и сразу распечатывают его на официальном бланке. Вместе с печатями на моем документе оказались оцифрованные автографы представителей священноначалия Великой лавры и монастырей Дохиар, Ксенофонт и Эсфигмен.

Всё, можно брать билет на паром. На борту уже интернациональное православное братство. Два грузина, провожая взглядом увязавшихся за судном чаек, сосредосточенно докуривают последние сигареты перед несколькими сутками воздержания от табака. Сербы вдохновенно фотографируются на фоне морских пейзажей. Болгары обступают прямо на палубе продающего четки старенького монаха и едва не пропускают свою пристань... И вот через час с небольшим вдали показались и купола Русского Пантелеимонова монастыря.

Скалы, время и пространство, или Дневная вечерня натощак

Архондарик (монастырская гостиница) расположен вне монастырских стен. К Святым вратам, зовущимся здесь Центральной портой, дорога поднимается налево, в архондарик — направо. Вновь прибывшие путники попивают чай с сухарями (эх, если бы не пост, нам бы достался лукум!) и изучают два циферблата на стене. Они показывают два времени: общенациональное греческое (летом оно совпадает с московским, зимой — отстает на час) и византийское (сутки по нему стартуют с заходом солнца). Расписание богослужений, как и вообще вся жизнь обители, по афонской традиции исчисляется как раз по византийскому времени. Так, Великим постом утреннее уставное богослужение начинается в три часа пополуночи по греческому времени, часы с вечерней и Литургией Преждеосвященных Даров — в час пополудни (по византийскому времени это уже закат суток, и эта служба в расписании значится как вечерняя), а единственная по постовому уставу трапеза бывает уже после ее завершения. Насельники обители давно привыкли жить по византийским часам. Визитерам же несколько непривычно, особенно если стрелки циферблата на монастырской колокольне опережают твой наручный хронометр не на целое, а на дробное число часов (ведь момент солнечного заката «передвигается» плавно, а не скачками, и монахи-часовщики подводят часовой механизм на башне тоже постепенно, от недели к неделе на 10–15 минут).

А нам как раз туда, к колокольне, специально перестроенной в 1890-е годы из-за подъема подаренного российскими купцами 16-тонного праздничного благовестника. У подножия звонницы стоит храм во имя матери и учителя великомученика Пантелеимона — святой праведной Еввулы и священномученика Ермолая. Это монастырский реликварий, и вновь прибывшие паломники спешат поклониться собранным здесь честным мощам.

«Храм Святых Еввулы и Ермолая стал первым освященным в нашей обители в годы так называемого Нового возрождения, — говорит мой провожатый — руководитель паломнической службы, заведующий монастырскими библиотекой и архивом монах Ермолай (Чежия). — Мы так именуем начавшийся в конце 1990-х годов период, когда в монастырь резко увеличился приток насельников и паломников, и мы ощутили сильную помощь как со стороны Российского государства, так и от отдельных меценатов. Сейчас у нас действуют 22 храма, а вместе с часовнями количество церквей достигает трех десятков».

Мы идем к так называемому Царскому архондарику, фланкирующему внутренний монастырский двор с восточной стороны. Чуть больше века назад его специально построили к визиту императора Николая II. Братия заготовила приветственные речи, даже приготовила подарок — икону слоновой кости с видом всех 20 афонских монастырей... Но царь так и не приехал — из-за начавшейся Первой мировой войны.

«Когда русские монахи пришли в обитель после длительного греческого периода в 1839 году, монастырь заканчивался примерно здесь, — проводит широким жестом отец Ермолай воображаемую черту поперек внутреннего двора. — Дальше к востоку шла скала, и постепенно, год за годом, насельники отвоевывали у нее место для жизни. Современный ансамбль в основном сложился в 1870–1890-е годы — во время самых интенсивных строительных работ в истории нашей обители. А в 1969 году тут, в юго-восточной части комплекса, разгорелся опустошительный пожар. Весь периметр огромной буквой "Г" выгорел дотла и десятилетиями пребывал в запустении. Внутри кипарисы росли! И только теперь мы смогли восстановить эти здания».

Сейчас Царский архондарик используется как гостиница в дни особых торжеств и на праздники, когда в обители бывает много паломников. Долговременные последствия разрушительного пожара полностью устранены. И даже больше... На четвертом этаже освящен необычный храм — во имя всех русских благоверных государей, великих князей и царей: от святого благоверного князя Владимира и великой княгини Ольги до семьи августейших страстотерпцев. Специально для него написана общая икона всех русских святых государей, вышел в свет и соответствующий месяцеслов.

Чудо на негативе

По старому афонскому обычаю через три года после кончины насельника его кости откапывают и внимательно изучают цвет черепа. Согласно древнему преданию, восковой оттенок означает, что этот человек приблизился к Господу (обычно такие черепа размещают в костницах кладбищенских храмов-усыпальниц); белый — что он помилован Господом и упокоился в райских обителях; черный — что он пока не нашел оправдания пред очами Божиими (такие останки братия перезахоранивает, вознося об их обладателе усердные молитвы). В Пантелеимонове монастыре нежданно-негаданно провели удивительный эксперимент. Пожелав издать к юбилею книгу о самых замечательных старцах обители1, священноначалие отобрало из почти трех тысяч живших в монастыре за последние два века и скончавшихся здесь человек 200 самых известных, достойных и знаменательных персон. «Можете себе представить: все они оказались в числе "восковых" старцев! — восклицает отец Ермолай. — Хотя по общей статистике к таковым относится примерно каждый десятый афонит...»

Пока гид рассказывает мне эту историю, попадающиеся навстречу послушники приветствуют его по-грузински, и отец Ермолай радостно отвечает им на своем родном языке. «Здесь у нас вся Святая Русь! — объясняет провожатый. — Около шести десятков русских, полтора десятка украинцев, остальные — белорусы, грузины, молдаване, армяне. А также румыны, болгары и даже один немец. Было два, но один скончался...»

На кладбищенском участке новых захоронений послушник Павел лежит рядом с выдающимся отечественным радиофизиком — академиком монахом Олимпием (Глудкиным). В миру прекрасный художник, Павел еще в советское время принял православную веру и исполнил свое горячее желание принять монашеский постриг. Прибыв на Афон, он пожертвовал Пантелеимонову монастырю собрание своих живописных работ и успел расписать здесь Центральную порту.

Это место — еще одна святыня монастыря. В 1903 году здесь совершенно необычным способом — на стеклянном негативе — оказалась явленна новая икона Божией Матери. Ее так и назвали — Светописанной, а история эта связана со старым обычаем русских монахов раздавать снаружи от Центральной порты милостыню неимущим афонитам — в основном так называемым сиромахам, то есть живущим без приписки к какому-то определенному монастырю монахам.

«В 1903 году в Священном Киноте решили отменить этот обычай, — рассказывает отец Ермолай. — Погоревав, наши старцы решили раздать милостыню последний раз, а там уж как Царица Небесная управит. И вот 21 августа сели у врат и поручили монастырскому фотографу запечатлеть этот процесс, чтобы сохранить кадры для архива.

Каково же было удивление фотомастера, когда, проявив съемку, у левой границы кадра он увидел изображение скорбящей Божией Матери в пламенеющих огненных языках! После этого раздачу милостыни решили продолжить, но более сокровенно. А Светописанный образ Божией Матери со временем вошел в местный иконописный канон обители. Три года назад на месте чуда возвели часовню, где каждое лето служат молебен. Возле нее, на монастырской стене, — увековеченный в камне тот самый исторический фотокадр...»

Есть в монастыре и храм в честь Светописанной иконы Божией Матери. Он входит в ансамбль церквей Покровского братского корпуса — воздвигнутого в начале XIX века трудами ктитора обители господаря Молдавского княжества Скарлата Каллимаха (†1821) на склоне горы четырехэтажного здания, где сейчас располагаются кельи всех насельников. Освященная в 2010 году на первом этаже Светописанная церковь — здесь одна из самых новых. Всё ее убранство, за исключением подаренного Митрополитом Ташкентским и Узбекистанским (тогда — архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским) Викентием фарфорового иконостаса, создано руками самих монахов. Над ним последовательно располагаются храмы во имя Преподобного Сергия Радонежского, великомученика Димитрия Солунского, а на самом верху — Архангельская церковь и большой Покровский собор с приделом во имя святого благоверного Александра Невского. В восточной части Покровского корпуса — еще одна церковь, в честь Введения во храм Божией Матери, восстановленная в 2008 году.

Архангельский храм, кстати, — одна из исторических достопримечательностей обители. Раньше насельники в сане иеромонаха беспрерывно читали здесь Евангелие. Сегодня подобного обычая в монастыре нет, зато есть похожий: в храме во имя Саввы Освященного — одном из самых старых, возведенных еще в греческий период — монахи непрерывно читают Псалтирь с поминовением всех ктиторов, благодетелей и покровителей обители.

Сокровища из «бункера», или Зачем архивистам морозильник

Шагнув из библиотеки за капитальную полутораметровую стену в комнату, которую библиотекари и архивисты для краткости именуют «бункером», фактически оказываешься в пределах соседнего корпуса — в Царском архондарике. Наверху в белых чехлах — 1450 греческих рукописей начиная с IX века. Чуть ниже — 1500 славянорусских манускриптов с XI по XIX столетие (они, кстати, полностью описаны и каталогизированы, а по греческим рукописям соответствующая работа готовится)2.

«Планируем подготовить и каталог редких печатных изданий. Их у нас около 1200. Самое древнее — выпущенные в 1492 году в Риме учеником Гуттенберга Шеффером Творения Григория Двоеслова. Посмотрите внимательно, шрифт ничего не напоминает? Это же знаменитый компьютерный Times New Roman, которым вы набирали вчера мне письмо по электронной почте! — продолжает захватывающую экскурсию отец Ермолай. — Древнейшая наша славянская инкунабула датируется 1510 годом — всего лишь двумя десятками лет после Цетиньской Псалтири и 51 годом ранее Апостола диакона Ивана Федорова. О существовании этой коллекции еще недавно ничего не было известно! Когда мы обнаружили первую инкунабулу, радовались так, что торжественное бдение специально отслужили. А потом уж привыкли...»

В стеллажах по периметру — собственно сам документальный архив обители. Монахи начали его систематизировать и приводить в порядок в середине 2000-х годов. Предстояло кропотливо исследовать и описать найденное, восстановить попорченные временем фрагменты и, наконец, в полном соответствии с современными принципами архивного дела каталогизировать бесценное наследие и оцифровать его. В решении этих задач огромную помощь монастырю оказали московские власти. На средства городского бюджета была завершена реставрация с элементами реконструкции трехэтажного здания монастырской библиотеки и архива. В течение нескольких лет дважды в год по две недели здесь проводили два сотрудника объединения «Мосгорархив». Они оказали неоценимую помощь в грубой первичной разборке обнаруживаемых документов — в их быстрой тематической классификации. Всю же остальную работу по формированию современного архива: точную идентификацию документов, их сбор, систематизацию и учет в электронных каталогах — выполнили сами насельники. Для борьбы с насекомыми, которыми оказались заражены документы, монастырь приобрел немецкую вакуум-машину. Чтобы избавиться от личинок, построили специальную морозильную камеру, где каждую единицу хранения выдерживали по паре недель при –25˚С. Но главное системное достижение, которое значительно облегчило дальнейшую работу по изучению наследия обители, — это формирование трех компьютерных баз данных (оно шло параллельно с каталогизацией архивов): по персонам, по событиям и по русским обителям. Как выяснилось, в документах фигурируют наименования 85 русских обителей (одного монастыря, двух скитов и 82 больших и малых келий).

На выходе монастырские архивисты получили не только подробные, по всем правилам современного архивного дела устроенные описи3, но и колоссальную информацию для перспективных издательских проектов. И четыре года назад обитель приступила к реализации амбициозного начинания — к публикации 25-томного сборника «Русский Афон XIX–XX веков»4.

«Видите зеленые папки на полках? — хозяин кабинета возвращает меня в «бункер». — Это полмиллиона писем, полученные нами в разные годы из России. На основании упомянутых баз данных удалось идентифицировать 99% их авторов. Как выяснилось, в обитель регулярно писали около трех тысяч корреспондентов. Отобрав 38 наиболее выдающихся из них, мы издали эту переписку отдельным томом»5.

Нечего и говорить, что прежде эти документы не публиковались. А вообще впервые в научный оборот вводится девять десятых содержимого 25-томного сборника. Между прочим, уже в этом году выйдет в свет 20 томов собрания, а завершение публикации намечено на 2017 год.

— Скажите, какой самый древний акт в вашем фонде? — обращаюсь к архивисту.

— Это купчая игумена монастыря русских Ксилургу Феодула, датированная 1030 годом, — отец Ермолай осторожно достает из специального чехла пергаментную реликвию. — Она — еще одно подтверждение тысячелетнего присутствия наших соотечественников на Святой горе.

Две трети самых ценных и древних документов обители уже оцифрованы. С остальным наследием эта работа продолжается, и ее завершение также не за горами. Но этим важнейшим проектом предъюбилейные издания монастыря не исчерпываются. Так, недавно здесь обнаружили рукописный фрагмент поэмы о великомученике Пантелеимоне выдающегося византийского поэта X века Иоанна Геометра.

«Как выяснилось, она вообще ни разу не издавалась, тем более в современном переводе! Разыскать остальные фрагменты в мадридском королевском дворце Эскориал и во Флорентийской библиотеке помогли российские дипломаты, — рассказывает заведующий библиотекой. — Собрав текст воедино, при помощи квалифицированных специалистов из Санкт-Петербургской духовной академии мы перевели его и теперь готовим к изданию с параллельными текстами на двух языках — на средневековом греческом и на современном русском».

Монеты от доброжелателя

Основное библиотечное хранилище в верхнем, мансардном, уровне здания объединяет 80 тыс. томов. Теперь они «живут» в современных шкафах-«гармошках», и на одну только каталогизацию этого собрания ушло два года. В читальном зале этажом ниже — 10 тыс. томов современных изданий, выпущенных после 1991 года. Здесь же на длинном рабочем столе рядком выстроились допотопные фотокамеры — заслуженные ветераны монастырской фотостудии. Самый древний аппарат перешагнул полуторавековой рубеж: подарок Александра II, он несет на себе личный оттиск императора 1861 года. Историческое наследие монастырского фотоателье — еще одна заслуженная гордость обители.

«В последние годы удалось воедино собрать дореволюционный фотоархив: 3800 стеклянных негативов! Но как идентифицировать изображения?! Ведь стеклянные негативы, в отличие от бумажных оттисков или пленочных носителей, не несут никаких пометок! Справились с этой проблемой за полгода — опять же при помощи составленных при каталогизации архива баз данных. Вообще этот труд оказался титаническим, — признается отец Ермолай. — Вот, к примеру, один из кадров запечатлел беседу двух военнослужащих оккупационных войск нацистской Германии с одним из старцев обители в 1944 году. Удалось установить, как звали этого монаха — в числе, заметим, 120 живших тогда в обители насельников! В результате все фотографии мы упорядочили хронологически, и получилась уникальная фотолетопись монастыря6. Самый старый дошедший до нас кадр отразил великокняжеский визит в 1867 году. Много снимков в фотоателье монашествующие делали вместе с приезжавшими в паломничество родными. И если насельники установлены за редчайшим исключением все, то об их родне практически ничего не известно».

Более традиционная историческая экспозиция открылась в двух больших залах три года назад. Она вместила в себя некоторые написанные в монастыре иконы фирменного «Русского афонского» стиля, пошитые здесь предметы облачений и найденные на территории обители исторические артефакты. Как священную реликвию хранят монахи три огромных тома поименных пожертвований в монастырь по городам Российской империи — с суммами начиная от дореволюционного целкового7.

Есть, правда, и здесь не вполне привычные экспонаты. Гордость музея — собрание личных печатей иеромонахов, коллекция принадлежавших безвестным монахам чесалок с длинными ручками и обширное семейство из двух сотен горделиво сверкающих самоваров (в зале выставлены самый большой и самый маленький «братья» — 50- и 5-литровые). А вот трансформатор для зубоврачебного кабинета монастырской больницы в 1908 году сконструировал насельник, имя которого история до нас донесла — отец Досифей. Заканчивается экспозиция подаренным 11 лет назад в ходе единственного (будем надеяться, не последнего) визита главой Российского государства на Афон Владимира Путина Евангелием.

К сожалению, далеко не все зафиксированные в каталогах раритеты физически присутствуют в монастыре. Так, в прошлом столетии, в тяжелый для обители период, насельники официально продали все церковные награды подвизавшихся ранее на Афоне русских священнослужителей. Выявлены в ходе сплошной каталогизации и библиотечные недостачи. «Следы некоторых пропаж, — продолжает отец Ермолай, — уже обнаружены. Так, в дублинской библиотеке Честер Битти найдены четыре наши рукописи, проданные 24 ноября 1924 года по благословению тогдашнего игумена обители. Мы связались с этой библиотекой и рассчитываем получить от нее хотя бы цифровые копии этих изданий. Некоторые книги представлены в микрофильмах 1970-х годов, но физически в нашем собрании они отсутствуют. Их розыск мы продолжаем, и я убежден: хотя бы в копиях, но найдем всё недостающее».

Эту уверенность в собеседнике укрепила потрясающая история, приключившаяся недавно. В архиве прослеживались сведения о богатейшей нумизматической коллекции монастыря, объединявшей раритеты начиная с момента Рождества Христова и до Нового времени. «Но при формировании музейной экспозиции мы смогли представить в зале лишь жалкую ее часть — несколько десятков дошедших до нас монет, — рассказывает отец Ермолай. — Куда девалось остальное, было совершенно непонятно. И я, если начистоту, уже не надеялся напасть на следы собрания. Но год назад ко мне пришел местный житель (я пообещал ему сохранить его имя в тайне) и передал монастырю небольшой деревянный ящик. Внутри оказалась вся нумизматическая коллекция из восьми сотен монет в целости и сохранности!!! Сейчас их фотокопии мы передали в один из российских научных институтов для подробного исследования и описания, и скоро будет готов полный каталог».

Склонен к побегу

Бойтесь своих желаний: они имеют свойство сбываться. Кто бы мог подумать, что знаменитая фраза Михаила Булгакова настигнет меня на Святой горе! Когда я был здесь впервые, мне отчего-то вдруг захотелось попутешествовать по горным лесным дорогам, невзначай обнаруживая в ущельях то один, то другой монастырь и с интересом разглядывая наивные и самодельные дорожные указатели.

И вот нежданный мартовский шторм не оставил мне иной возможности, кроме как выбираться к границе по суше. Накануне еще в пять часов пополудни светило солнце, и, отправляясь в горы, я беспечно не захватил фотоаппарат в полной уверенности, что смогу снять русский монастырь с птичьего полета утром. Но с заходом солнца прибой стал подозрительно шумным. В три часа ночи, когда дежурный монах обходил коридоры архондарика с колокольчиком, созывая всех к утреннему богослужению, мерный посвист ветра превратился в противное подвывание, а на рассвете он и вовсе гудел уже угрожающе. И в заботливо приклеенном к двери архондарика объявлении «23 и 24 марта парома, возможно, не будет» предпоследнее слово, очевидно, стало лишним.

Ожидание у моря лучшей погоды угрожало потерей обратного авиабилета, и единственный возможный путь домой теперь зависел только от автомобиля. Таковой нарисовался у монастырских ворот час спустя. Аттракцион «афонские горки» Костас начал с того, что в соседнем монастыре попросил у рабочих бензин.

«На заправке возьмешь», — ответили те и прибавили еще несколько малопонятных фраз. Это оказалось своеобразным афонским юмором. На ближайшей стройплощадке между кучами песка и гравия пряталась полная канистра.

Потом был головокружительный марш-бросок по изогнутым сразу в трех направлениях афонским грунтовкам, заложенные от стремительного набора высоты уши, описанный выше прыжок через морской прибой и флегматичные, стопроцентно сухопутные пограничник с таможенником в допотопной мазанке, кропотливо внесшие номера моего паспорта и диамонтириона в амбарную книгу учета.

Четыре года назад, посетовав возглавляющему большой подмосковный монастырь игумену на постигшее меня сразу после возвращения с Афона небольшое житейское осложнение, я услышал лаконичный ответ-объяснение: «Чего ж ты хотел?! В одной весьма удаленной канцелярии данные всех афонских паломников помечают красным штампиком "Склонен к побегу" и принимаются реагировать мелкими пакостями. Так что ничего удивительного...»

Моя попытка к бегству на этот раз удалась. Значит, будет возможность повторить ее еще раз.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 1-й том 25-томного сборника «Русский Афон XIX–XX веков», см. Приложение 1.

2 7-й том 25-томного сборника «Русский Афон XIX–XX веков», см. Приложение 1.

3 Подробнее о всех описях монастырского архива читайте в ближайших номерах.

4 См. Приложение 1.

5 10-й том 25-томного сборника «Русский Афон XIX–XX веков», см. Приложение 1.

6 См. Приложение 2.

7 Иллюстрированный ктиторский помянник выдающихся жертвователей обители с фотографиями их вкладов (напр., лампады от преподобномученицы Елисаветы, Евангелия от царя-страстотерпца Николая II) готовится к изданию и увидит свет в этом году.

Афон — удел Богородицы

Церковное предание повествует о посещении Афона Божией Матерью, которая благословила это место, избрав его себе в удел. Существует и еще одно предание, согласно которому в 422 г. Афон решила посетить дочь императора Феодосия Великого царевна Плакидия, но войти в монастырь Ватопед ей воспрепятствовал голос от иконы Божией Матери.

С того времени берет начало традиция, запрещающая доступ на Святую гору лицам женского пола, что позже было закреплено и царскими указами. Изначально на Афоне подвизались монахи-отшельники. Организованное монашество появилось с основанием в X в. Великой лавры преподобного Афанасия Афонского.

В IX в. особой царской грамотой афонским инокам было даровано право преимущественно владеть Афоном. Тогда их численность стала увеличиваться. Появилось и славянское иночество — русское, сербское, болгарское.

В настоящее время на Святой горе действует 20 монастырей. Находясь под юрисдикцией Константинопольского Патриарха, Афон является особой самоуправляемой административной единицей в составе греческого государства с центром в городке Карея.

Верховная власть на полуострове принадлежит Священному Киноту. Он состоит из представителей 20 монастырей, между которыми разделена вся территория Афона.

Священный Кинот осуществляет управление на основании устава Святой горы, который утвержден Конституцией Греции. Светская власть на полуострове представлена губернатором Афона, который осуществляет надзор за исполнением устава Святой горы и подчиняется МИД Греции.

Русские на Святой горе: века расцвета, упадка и возрождения

Первый русский монастырь на Афоне был основан во времена святого князя Владимира и назывался обителью Богородицы Ксилургу. Первое письменное упоминание о нем относится к февралю 1016 г. От этой даты и принято отсчитывать русское присутствие на Афоне.

В 1169 г. русским был передан основанный в XI в. монастырь в честь Святого великомученика Пантелеимона чуть поодаль (тогда обитель располагалась в полузаброшенном «монастыре Фессалоникийца», ныне известном как Старый Руссик). В то же время монастырь Ксилургу оставался приписным русским монастырем (в настоящее время он имеет статус скита Пантелеимонова монастыря, и именно там начнется официальное празднование тысячелетнего юбилея). В XVII в. обитель перешла в руки греков, а возвращение русских иноков сюда началось только в 1830-е гг. В 1757 г. был основан русский Илиинский, в 1841-м — русский Андреевский скиты.

Расцвет русского монашества на Афоне пришелся на вторую половину XIX в. В 1912 г. братия Пантелеимонова монастыря насчитывала до 1800 человек. Всего же к началу ХХ в. на Святой горе насчитывалось более 4 тыс. иноков из России, проживавших в Пантелеимоновом монастыре, Андреевском и Илиинском скитах и в 72 отдельных келейных обителях.

В ХVI–ХIХ вв. в собственность русского монастыря входило около сотни различных строений, в том числе пять церквей, трапезная, больница, пристань. После революции вследствие разрыва связей с Россией и систематического вытеснения русских со Святой горы численность братии стала быстро сокращаться. В конце 1960-х гг. в монастыре оставалось всего семь престарелых монахов.

Сколько стоило паломничество на Афон

Авиабилеты Москва — Салоники — Москва — 16 898 руб.

Автобусные билеты по Салоникам — 3€

Поездка на такси по Салоникам — 7,14€

Питание в Салониках — 17€

Автобусные билеты Салоники — Уранополис — Салоники — 25€

Ночлег в гостинице в Уранополисе — 30€

Диамонитирион — 25€

Билет на паром Уранополис — Пантелеимонов монастырь — 7,99€

Ночлег в архондарике, трапеза в монастыре — бесплатно

Приложение 1. Русский Афон XIX–ХХ вв.: беспрецедентный издательский проект Пантелеимонова монастыря

I том: «"Русский Афонский Отечник", или Избранные жизнеописания русских старцев и подвижников, живших на Афоне в ХIХ–ХХ вв.»

II том: «Монахологий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне». Книга содержит сведения о более 4000 насельников Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, проживавших здесь в период с 1803 по 2003 г.

III том: «Монахологий Русских обителей на Афоне». Справочник энциклопедического типа, содержащий персональные данные о более 3000 насельниках Андреевского и Ильинского скитов и других русских обителей на Афоне.

IV том: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря от древнейших времен до 1725 г.»

V том: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря от 1725 г. до 1912 г.»

VI том: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря от 1912 г. до 2010 г.»

VII том: «Каталоги библиотеки и архива Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне» в отдельных книгах:

* Каталог славяно-русских рукописей (X–XX вв.);

* Каталог греческих рукописей и рукописей на других языках (VII–XVIII вв.);

* Каталог редких печатных книг (1494–1799 гг.);

* Каталог архива Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне;

* Каталог нумизматического собрания Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне;

* Нотный каталог Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне.

VIII том: «Сборник исторических актов, касающихся истории Русика».

IX том: «Старцы — возобновители Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря».

Духовное наследие старцев Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова), схиархимандрита Макария (Сушкина) и иеромонаха Арсения (Минина) (в трех отдельных книгах).

X том: «Письма выдающихся личностей России к старцам Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне».

XI том: «Переписка схимонаха Матфея (Ольшанского) с учеными востоковедами России и других стран».

XII том: «Граф Игнатьев и Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне».

XIII том: «Летопись чудесных событий в Русском Пантелеимоновом монастыре от основания до 1993 г.»

XIV том: «Афонское Добротолюбие».

XV том: «Афонский период жизни архиепископа Василия (Кривошеина) в документах».

XVI том: «Духовники Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне — отец Агафодор и отец Кирик».

XVII том: «Жизнеописание и духовное наследие преподобного Аристоклия (Амвросиева)».

XVIII том: «Жизнеописание и духовное наследие схимонаха Леона (Воскресенского)».

XIX том: «Жизнеописание и литературное и духовное наследие схимонаха Амвросия (Болотова)».

XX том: «Жизнеописание и духовное наследие преподобного Силуана (Антонова) Афонского».

XXI–XXV тома будут содержать литературное наследие исторического характера старцев Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, а именно описание Афона, Иерусалима и других святых мест Востока иеросхимонаха Серафима (Веснина), схиигумена Парфения (Агеева), схимонаха Селевкия (Трофимова), схиархимандрита Михаила (Козлова), схиархимандрита Макария (Сушкина), монаха Азария (Попцова), архимандрита Пантелеимона (Сапожникова), иеросхимонаха Парфения (Заблоцкого), иеросхимонаха Мины (Буданова), схимонаха Матфея (Ольшанского), иеросхимонаха Агафодора (Буданова), схимонаха Денасия (Юшкова), иеросхимонаха Владимира (Колесникова), схимонаха Амвросия (Болотова), монаха Мелетия (Фредерикса).

Приложение 2. Фотоальбомы об Афоне, подготовленные Пантелеимоновым монастырем

К юбилейным торжествам монастырь выпускает в свет шесть уникальных иллюстрированных изданий о Святой горе:

1. Исторический фотоальбом Святой горы Афон

Расположенные в хронологическом порядке исторические фотографии, сканированные из стеклянных негативов из монастырской фотомастерской.

2. Святая гора Афон

Восемь сотен фотографий всех обителей Афона.

3. Святыни Святой горы Афон

Восемь сотен фотографий с изображением икон, святых мощей и других святынь всего Афона.

4. Природа Святой горы Афон

Восемь сотен фотографий с изображением уникальной природы Афона.

5. Русский Афон

Восемь сотен фотографий с изображением современного состояния русских обителей и подвижников Афона.

6. Насельники и паломники Святой горы Афон

Восемь сотен фотографий с изображением современных подвижников Афона.

Приложение 3. Семь уникальных церковнославянских печатных книг из собрания Пантелеимонова монастыря

No L011379: «Миссал. Богослужебная книга Католической Церкви, содержащая в себе чинопоследования мессы». 400 с. Предположительно издана в Истрии в монастыре ордена бенедиктинцев в конце XV в. Одно из первых в истории изданий на южнославянском языке с глаголическим шрифтом.

No L038231: «Октоих». 356 с. 1510 г. Издан в Цетинье иеромонахом Макарием, издателем первой славянской книги с кириллическим шрифтом «Цетинская Псалтирь». Он напечатал этот «Октоих» в лист в той же типографии «Повелением Ио Влада, воеводы и господина всей земли Угровлахийской».

No L034203: «Служебник. Литургиарион». 480 с. 1519 г. Издан в Венеции известным книгопечатником Божидаром Вуковичем Дюричем из Подгорицы. Это первая книга на церковнославянском языке, вышедшая из венецианской печати, в четверку, на 240 листах, по 19 строк на странице, с послесловием издателя Божидара Вуковича, Сербского воеводы. В этом экземпляре сохранилось лишь 388 страниц.

No L034803: «Октоих». 448 с. 1539 г. Издан в Приштине Димитрием (Сербом). Эта книга напечатана в Грачаницкой митрополии (недалеко от города Приштины) в лист, на 224 листах, по 27 строк на странице, с гравюрой на дереве, изображающей «Грачаницкую церковь» в византийском стиле (на данном экземпляре отсутствует).

No L034429: «Апостол». 536 с. 1547 г. У данного экземпляра осталось только 370 страниц. Это второе издание «Апостола», которое осуществлено иждивением Логофета Димитрия, в правление Угровлахийского воеводы Ио Мирчи, в четверку, на 268 листах, по 22 строки на странице, а на некоторых страницах — 23. Фигурная, узловатая черная заставка, резанная на дереве, занимает полстраницы в заглавии начала Деяний апостольских. В середине ее, в венке, помещен в малом размере Угровлахийский герб с крестом. По краям заставки находятся следующие слова: «Господин в Христа Бога благоверный и Богом хранимый самодержавный земли Угровлахийской Ио Мирча воеводы».

No L034477: «Служебник». 146 с. 1554 г. Издан в Венеции Викентием (Винцетием) Вуковичем, сыном Божидара. В данном экземпляре осталось только 146 страниц, эта книга в четверку на 240 листах является перепечаткой «Служебника» 1519 г.

No L032625: «Триодь Постная». 256 с. 1561 г. Издана в Венеции Викентием (Винцетием) Вуковичем, сыном Божидара. Книга по 30 строк на странице, с изображениями святых и символов евангелистов.

Дмитрий Анохин

Источник e-vestnik.ru

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного