verh

Поиск

Карта сайта

Старец Харалампий Дионисиатский. Маленькое нерадение приводит к большому нерадению, а затем —к падению

gerontas kharalambos 004

gerontas kharalambos 004
«Когда я несколько раз пострадал от своеволия, то увидел, что старец прав, и потом стал вести себя благоразумно. Я даже перестал задумываться о том, что мне делать: „Что скажет старец". Я не задумывался ни о чём.

- Сделай, батюшка, то,—говорил мне старец.
- Да будет благословенно.
 -Иди, батюшка, туда.
- Да будет благословенно.
Как у послушника у меня не было языка—только уши. Старец говорил мне что-то—и я тут же бежал исполнить его заповедь. От этого я принял много благодати. Когда я начал ни в чем не противоречить ни старцу, ни даже братии, меня часто посещала божественная благодать. Я был переполнен благодатью, когда оказывал послушание».

Каждый понедельник, среду и пятницу отец Харалампий вообще ничего не вкушал. Хотя в эти дни он, как обычно, очень много работал, исповедовал братию и мирян, совершал всю ночь бдение со многими поклонами. Когда его рот пересыхал, он пил лишь немного воды.

Два монаха посетили афонский монастырь Дионисиат. Они сказали братии, что хотят увидеть своего знакомого игумена отца Харалампия, и братия ответили, что он у себя в кабинете. Монахи постучали в дверь со словами: «Молитвами святых отец наших...» Старец приоткрыл дверь, высунул голову в коридор и с естественной простотой сказал: «Погодите, погодите маленько, мне осталось ещё 25 земных поклонов—и я закончу своё правило». Старец прикрыл дверь, закончил поклоны, а затем просто и от сердца позвал их к себе. Отцы восхитились акривией в аскезе и простотой святого старца.

Однажды старец Харалампий вместе с одним монахом собирали в лесу перегной из-под деревьев, а мимо по тропинке ехал человек на лошади. Лошадь испугалась и сбросила наездника вниз. Тот начал поносить отца Харалампия самыми последними словами. Старец, слушая его ругань, не говорил ни слова и пребывал в мирном расположении духа.

Старец говорил: «Маленькое нерадение приводит к большому нерадению, а затем —к падению. Маленькое понуждение себя приводит к большому понуждению, и впоследствии—к освящению».

«Мы, духовники, пойдём в адскую муку за излишнее снисхождение».

Старец особо любил монахов, которые много молились по чёткам. Один из них во время шестичасового всенощного бдения совершал 120 чёток-трёхсотниц.

Старец был таким чистым и несоблазняютцимся человеком, что говорил: «Если даже меня положить спать среди толпы женщин, я ничего не почувствую». За всю жизнь у старца только один было раз ночное осквернение.

Старец Харалампий совершенно не знал, что такое плотские грехи. Он об этом узнал только как духовник. Когда старец слышал на исповеди о тяжёлых плотских грехах, он с детской простотой и любопытством переспрашивал: «Правда? Неужели люди такое делают?»

Один брат часто ссорился с игуменом Харалампием. Отец Харалампий приходил к его келий утром, стучался в дверь, а тот по упрямству ничего не отвечал. Тогда игумен смиренно упрашивал его: «Отче, открой, пожалуйста, чтобы мы с тобой помирились, и я мог служить Божественную Литургию»—и клал перед ним земной поклон.

Старец говорил: «Кто хочет жить в пустыне, сначала должен стяжать слёзы. Если у монаха нет слёз, то жить одному ему нельзя».

Старец говорил: «Ум на службе должен сосредотачиваться на молитве Иисусовой, а не на чтении и пении».
Старец Харалампий физически был очень крепким человеком и по нескольку часов мог молиться, стоя на ногах. На Божественной Литургии он постоянно плакал, и его лицо изменялось, становилось подобным ангельскому, так что его нельзя было узнать. Когда Божественная Литургия заканчивалась, его лицо принимало обычный вид.

Источник isihazm.ru

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного