verh

Поиск

Карта сайта

Важнейший принцип в духовной жизни - понять различие между обычным умом и благодатью

323

323
Вечером у дверей отца Кирилла я нашел целую очередь мона­хов. Новый келейник батюшки предупреждал всех, желающих попасть на исповедь:
 -Отцы, каждому на исповедь даю только по две минуты, иначе выведу из кельи! Отец Симон, помни - две минуты! - строго пре­дупредил он меня.


Наконец подошла моя очередь. Батюшка ласково обнял меня и накрыл епитрахилью. После разрешительной молитвы он усадил меня напротив и, с теплотой глядя в глаза, сказал:
- Ну а теперь рассказывай поподробнее...
Дверь приоткрылась, и в нее заглянул келейник. Я вопроситель­но посмотрел на отца Кирилла. Он улыбнулся:
 -Давай, давай, говори, я слушаю...
Наиболее подробно старец расспрашивал о действии Иисусовой молитвы, а на мою горячую благодарность за обещанное единение с ним в духе он, помолчав, заметил:
- Об этом пока никому не рассказывай, храни втайне до време­ни, пока не укрепишься. Не торопи события. Сумей закрепить то, что даровал тебе Господь еще в юности. Невозможно увидеть Бога и остаться живым, говорится в Священном Писании. А то, что ты тогда жив остался, просто невероятно. Об этом тебе раньше я не хотел говорить - зелен ты был. А теперь скажу: храни себя в сми­рении, это первое, затем - в мире душевном, это второе, а третье - в рассуждении. Живи осторожно, мудро, “во всяком благочестии и чистоте”..
- Батюшка, если по милости Божией, в сердце родилась непре­станная самодвижная молитва, то что дальше делать? Неужели на этом весь духовный путь и заканчивается?
- Нет, дорогой мой, - мягко улыбнулся отец Кирилл. - Это толь­ко начало духовного пути, так мне говорили еще Глинские отцы. Тот, кто сподобился такой молитвы, должен суметь ее удержать и утвердиться в ней, не возгордиться, жить в крайнем смирении и простоте... Следуй за святыми отцами, и Господь откроет тебе все, что нужно, в свое время.
- Помолитесь обо мне, батюшка, чтобы я смог выполнить ваше святое слово!
 Бог да укрепит тебя, чадо, Своею благодатью и милостью! А теперь я у тебя поисповедуюсь...
Дверь снова отворилась, и в щель просунулось недовольное ли­цо иеромонаха. Увидев, что отец Кирилл исповедуется, келейник осторожно затворил ее. Взволнованный необычностью сказанного, я тихо молился, слушая исповедь старца, поразившую меня мудро­стью его суждений. После исповеди духовник продолжил беседу:
- Расскажи, как дела на Псху и с кем живешь в скиту.
Я поведал о пострижении четверых старичков в монашество в селе и инока Пантелеймона в скиту, а также о приезде иеромонаха, заодно в нескольких словах описав нашу жизнь.
- Бог вас благословит, передай монахам и монахиням от меня поздравления! Только пути у всех все равно будут разные. Иноку по душе Север, если будет проситься, может поехать. Иеромонаху разрешаю строить свою келью. А ты продолжай подвизаться на своей Грибзе.
- Понятно, батюшка. - Я слушал затаив дыхание.
- Хорошо, что к тебе приезжают лаврские отцы. Есть тут жела­ющие поселиться на Псху. Вот, кстати, один хороший иеромонах просится в уединение, поговори с ним. Его зовут отец Филадельф. Познакомься с ним.
- Благословите, батюшка.
Отец Кирилл открыл ящик своего столика и достал конверт:
- Это тебе на обустройство скита и церкви на Псху. А также вру­чаю и сосуды для литургии, их мне подарили в свое время Глин­ские старцы. Благословляю на Псху теперь служить литургии, хва­тит причащать людей запасными Дарами. Старайся приезжать раз в год ко мне, если сможешь. Ты сколько здесь еще пробудешь?
- Несколько дней, отче.
- Приходи ко мне днем, после трапезы, на правило. С Богом!
В который раз я с волнением слушал слова Евангелия, которое проникновенно читал старец своим хрипловатым голосом. При пе­нии “Достойно есть” слезы выступили у меня на глазах: отец Ки­рилл очень любил петь тропари и кондаки Матери Божией. И еще его любимым пением являлся полиелей “Хвалите имя Господне”, где он всегда пел полузакрыв глаза. Братия на правиле тихо под­певала старцу, ведущему пение высоким старческим голоском. Каждый раз чтение и пение отца Кирилла на монашеском пра­виле создавали ощущение удивительного, исполненного благо­дати праздника.


Добрый благочинный вновь, как в прежние годы, записал меня на воскресную литургию, которую возглавил батюшка. Радость общения со старцем и участие в его евхаристических молитвах исторгали из сердца потоки слез, и мне приходилось закрывать лицо большим напрестольным крестом, чтобы скрыть их от слу­жащих иеромонахов. Благодарность Богу за подаренное мне мо­литвенное общение с батюшкой и причащение с ним из одной Ча­ши переполняла мою душу. “Христос посреди нас!” - этот возглас объединил нас поистине не только на словах, но и по духу, скре­пляя духовный союз навеки литургической благодатью и святым Причащением.

Сразу после литургии ко мне подошел иеромонах Филадельф. Он мне с первого взгляда понравился: скромный, тактичный, рас­судительный. Иеромонах перевез свою маму поближе к Лавре, как я когда-то своего отца, чтобы выбраться в уединение, и теперь за­нимался ее устройством на новом месте. Мы договорились, что он приедет в скит, когда закончит свои дела, желая остаться в горах навсегда. Многие отцы и братья подходили ко мне и расспраши­вали о горной жизни. Одни монахи одобряли мое уединение, дру­гие не верили:


- Что, отец, небось сидишь под пальмами, загораешь? Мы как- нибудь к тебе приедем в море искупаться...
- Да я не на море живу, а в горах!
- Зачем в горах сидеть, если море есть? - искренне удивля­лись они.


Еще несколько раз я приходил к батюшке на исповедь и беседу. Келейник нас не безпокоил, и мне посчастливилось услышать от старца несколько сокровенных советов, которые удалось записать.


- Важнейший принцип в духовной жизни - понять различие между обычным умом и благодатью. Тогда душа всегда будет вы­бирать благодать и отвергать помыслы. Никогда не верь помыслам, ибо их творец - отец лжи и говорит только ложь. Что такое помыс­лы? Пустая работа ума, которой управляет диавол. Точной карти­ны никогда не будет, и даже внешне правильные доводы все равно являются ложью. Никогда не смешивай благодать с работой ума и не доверяйся его усилиям обмануть тебя!
- А чему нужно довериться, отче?
- Сначала нужно довериться слову духовника, а затем велениям благодати, которая стяжается покаянной молитвой.
- А к чему приводит благодать, батюшка?
- К истинной вечной жизни во Святом Духе, которая дается нам через Господа Иисуса Христа от Бога Отца. Но попасть в нее очень трудно.
- Почему же? - недоуменно спросил я.
 -Потому что необходимо отказаться от личных устремлений и поисков земного счастья. Люди пытаются имитировать благодат­ную жизнь, но все это только изощренные подделки, приносящие разочарования.
Отец Кирилл помолчал и затем продолжил:
- Единая воля Бога на земле, которая хочет всем спасения, - как русло главной реки, реки вечной жизни, все остальное - тупико­вые ответвления, становящиеся болотом.
- А что нужно сделать, батюшка, чтобы не попасть в такое болото?
- Следует до конца жизни возрастать в смирении - оно проходит безбоязненно все искушения... Чтобы духовно расти, нельзя боять­ся ни скорбей, ни искушений. Всегда иди вперед!
- Отче, прежде я держался того, что нужно во всех случаях ожи­дать худшего, тогда никакое дурное обстоятельство не сможет по­хитить душевный мир. А теперь полагаю, что лучше настраивать себя на хорошее и, когда оно действительно произойдет, благода­рить за это Бога! А если не случится, не расстраиваться. Как пра­вильно спасаться? Подскажите!
- Все эти способы всего лишь этапы духовного роста. Но опи­раться на них - значит считать этот мир чем-то стоящим. Если бы он существовал постоянно, то был бы с нами всегда. Но всем нам придется этот мир когда-нибудь оставить, и в этом - его ложь и предательство! Что он такое? Всего лишь “похоть плоти, похоть очей и гордость житейская...”. Лучше держаться одного Бога, Кото­рый никогда не подводит и в Котором нет ни тени изменения! Ищи в Нем мир души - и спасешься...
- А как же заповедь - “Возлюби ближнего как самого себя”?
- Сначала исполни, что сказано: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением тво­им. Эта есть первая и наибольшая заповедь”. Вот тогда и ближнего возлюбишь как самого себя! А если начать с ближних, можно силь­но запутаться... А чтобы в этом не запутаться, нужно помнить, что единственная цель жизни на земле - это смирение. А единствен­ная цель духовной практики - покаяние. Кто это постиг в мире ду­шевном - освобождается от всех скорбей еще в этой жизни.
- А после смерти можно спастись, отче?
- Весь этот процесс очищения от грехов должен произойти пока мы живем в теле. После смерти это выполнить невозможно. Тогда нужно уповать только на молитвы Церкви... Поэтому время дорого, отец Симон! Когда дух человеческий достигает здесь, на земле, еди­нения со Христом, он обретает вечную жизнь в Пресвятой Троице. Если с помощью благодати спасешься здесь, то спасешься и там! Теперь уразумел?
 -Уразумел, батюшка! Спаси вас Христос за ваши святые настав­ления... - я с благоговением поцеловал руку любимого старца.

Симеон Афонский. Птицы

  • Патриархия.RU
  • Правительство Москвы
  • Правительство Санкт-Петербурга
  • Фонда мира
  • Фонда Андрея Первозванного